Объявление

Свернуть
Пока нет объявлений.

Семья Масан или откуда есть пошли Братья...

Свернуть
X
 
  • Фильтр
  • Время
  • Показать
Очистить всё
новые сообщения

  • Семья Масан или откуда есть пошли Братья...

    Итак... Тема должна начинаться с тезиса. Тезис прост. Масаны Панова явно пришли к нам из вселенной VtM. Дискутировать и спорить по этой теме. думаю, абсурдно - это очевидно. Тут я просто хотел бы познакомыть тех, кто не знает - что же такой VtM...

    Настольная ролевая игре "Vampire the Masquerade" (VtM), является частью игровой вселенной "World of Darkness" (WoD). Первый сеттинг по миру был создан в 1991 году. Это как раз и был знамяносный Vampire: The Masquerad.

    World of Darkness - Мир тьмы подобием современного мира, но лишь с небольшой поправочкой - кроме людей в нем существуют древние, могущественные сверхъестественные существа: вампиры, оборотни и призраки. От другой подобной фантастики ужасов World of Darkness отличает тот факт, что эти существа — не одиночные хищники, которых можно выследить и уничтожить; их число достаточно велико, чтобы создать скрытое от глаз смертных общество и управлять людьми, как марионетками, в своей борьбе за власть и смертельных играх. Однако даже для них развитие человеческой цивилизации стало большой проблемой, и могущественные тёмные Князья и Лорды, правившие миром в прошлые столетия, вынуждены прилагать огромные усилия, чтобы удерживать остатки контроля над развивающимся человечеством.

    Вселенная Мира Тьмы делится на три основные сюжетные линейки:
    Vampire: The Masquerade (Vampire: The Requiem)
    Werewolf: The Apocalypse (Werewolf: The Forsaken)
    Mage: The Ascension (Mage: The Awakening)

    Но нас, среди этого, конечно, интересует линейка Вампиров.

    Каин, который после убийства им своего брата Авеля был проклят, и обречен вечно существовать между жизнью и смертью, питаясь кровью живых, странствуя среди пустошей земли Нод, встретил оно Лилит (первую жену Адама), научившую его пользоваться силой своей крови. Вампир-изгнанник открыл в себе множество новых способностей, включая возможность создавать себе подобных — Обращать. Этот процесс заключался в том, чтобы выпить из жертвы практически всю кровь, а затем напоить умирающего несколькими каплями своей собственной крови. Каин обратил трёх вампиров, которые стали Вторым Поколением. Каждый из них, в свою очередь, также обзавёлся потомством — возникло Третье Поколение, в котором было 13 вампиров. На этом отец вампиров сказал "хватит! если мы будем так и дальше существовать, постоянно размножаясь, то нам нечего будет есть и мы поглатим себя сами". Потом был основан Первый город. Вампиры жили в нем, как боги. Для людей было счастье "накормить высшего". В следствии всемирного потопа Первый город был разрушен и Каин ушел в странствие, а его потомки основали Второй город, величественный и красивый, но не такой как Первый. Люди больше не уважали вампиров так, как было прежде. Заветы Каина были забыты... Каждый из вампиров третьего поколения создал некоторое количество собственных потомков — так образовались 13 вампирских кланов, большинство из которых существует до сих пор. Впрочем, в современном обществе многие вампиры воспринимают эту историю либо как легенду, либо просто как глупый вымысел...

    В Книге Нод некоторые кланы именуются как первоначальные тринадцать. Это Королевский Клан (Вентру), Клан Зверя (Гангрел), Клан Луны (Малкавиан), Клан Прячущихся (Носферату), Странствующий Клан (Равнос), Клан Розы (Тореадор), Ночной Клан (Ласомбра), Клан Меняющих Форму (Тзимицу), Клан Змеи (Сетиты), Клан Смерти (Каппадокийцы), Клан Целителей (Салюбри), Клан Охоты (Ассамиты) и Клан Познания (Бруха). Анализ остальных фрагментов позволяет предположить, что были и другие кланы, которые не пережили последние ночи.

    Благодаря могуществу, которое даровала им кровь Каина, вампиры заняли доминирующее положение в мире живых. Каждый город находился под властью Князя, который распоряжался судьбами своих подданных — как живых, так и «не-мертвых». Однако в Средние Века возникла организация, которая была способна поколебать могущество Сородичей (The Kindred, так называют себя сами вампиры). Это была страшная Святая Инквизиция — общество религиозных фанатиков, которые не стеснялись в средствах ради истребления «не-мертвой нечисти». В такой ситуации вампиры вынуждены были заключить между собой соглашение о сохранении тайны своего бытия — эта традиция получила название Маскарад (The Masquerade). Согласно ей, вампиры никогда больше не станут править смертными открыто. Все вампиры, которые приняли эту традицию, образовали сообщество, именуемое Камарилла. Нашлись и те, кто отказался прятаться от смертных, сочтя это глупым и недостойным. Эти отступники объединились в некое подобие секты под названием Саббат. Также, несколько вампирских кланов не смогли сделать выбор между двумя объединениями (или же просто предпочли хранить нейтралитет). Именно так и выглядит общество вампиров в эпоху, соответствующую нашему времени в реальном мире. Для смертных вампиры перешли в разряд сказок и легенд, что, в прочем, не мешает Братству закулисно править миром живых, или, по меньшей мере, оказывать на него значительное влияние.

    Пара абзацов просто скопирована с Википедии.
    Прошу за это строго не ругать
    Набирать совсем всё самому было лень)
    только вот для некоторых классов руки должны быть прямее, чем для других... (с) CuHOnTuK

  • #2
    Итак, попробуем поставить знаки равно...
    Тока не забывайте, что это тока изначальне 13... Два из них были. со временем, вытеснены другими.
    Королевский Клан (Вентру)
    Клан Зверя (Гангрел) = Гангрелы
    Клан Луны (Малкавиан) = Малкавиане
    Клан Прячущихся (Носферату) = Носферату
    Странствующий Клан (Равнос)
    Клан Розы (Тореадор)
    Ночной Клан (Ласомбра) = Робене
    Клан Меняющих Форму (Тзимицу)
    Клан Змеи (Сетиты)
    Клан Смерти (Каппадокийцы) С кланом смерти случилась некая оказия. Патриарх очень богатой и влмятельной семьи Некромантов Джовани смог не только убить убить Лидера Клана, но и украсть силу Каппадокийцев, основав тем самым новый клан, ставший называться Джованни.
    Клан Целителей (Салюбри) С ними тоже случилось нечто похожее. Клан был уничтожен орденом смертных магов. Так появился новый клан - Тремер. = Треми
    Клан Охоты (Ассамиты) - скорее всего Луминар
    Клан Познания (Бруха) = Бруджа

    Вот... Некторое из Кланов, у Панова, не дожили до наших дней...

    Я никого не забыл?
    только вот для некоторых классов руки должны быть прямее, чем для других... (с) CuHOnTuK

    Комментарий


    • #3
      Начну описание Кланов VtM, пожалуй, с кланана, который наиболее популярен. который всегда и у всех "на устах".

      Бруджа (Brujah)

      Бруджа имеют величественную и древнюю, но несчастливую историю. Были времена, когда они уважались как короли философии и учителя военного ремесла.

      Самое становление клана окутано завесй тайны. Предположительно Троиль совершил убийство своего Патрихарза - Истинного Бруджа и занял его место. Таким образом получается, что большинство клана, как раз, произошло не от Бруджа, а от Троиля. Зато произошедшие от Истинного Патриархи до сих пор сторонятся сородичей и надеются восстановить когда-нибудь былое величие клана. Они продолжают называть себя просто "Бруджа", а пока скрываются в ночи и копят силы.

      В Темные века Бруджа – это ученые-воины, всегда стремящиеся к совершенству тела и разума. Старейшины клана могут говорить о Золотом Веке и с тоской вспоминать Карфаген. Конечная цель Бруджа – найти место, где все вампиры смогут мирно сосуществовать и будут процветать.
      К несчастью, ничто не ранит так глубоко, как отвергнутая мечта. Падение Карфагена, кажется, лишь усилило их злобу, а отказ остальных кланов от возвращения к прежним порядкам вызвал горечь. Поэтому они сражаются. Они сражаются с Вентру, уничтожившими Карфаген, они сражаются с Ласомбра, поддерживающими существующие порядки, они сражаются с Тремер, виновными в смерти Саулота, - список можно продолжать до бесконечности. Бруджа ответст-венно относятся к выбранному занятию.

      Сейчас они больше похожи на банду чем на клан. Панки, террористы, бунтари, мятежники и революционеры, преступники и насильники - вот кто становится членами этого клана. Казалось бы, их объединяет лишь общее презрение к любым социальным институтам, неважно, созданы ли они вампирами или смертными. Но это не совсем так. Клан Бруджа состоит из наиболее свирепых вампиров, и даже незначительный знак неуважения или какая-либо неприятность может вызвать у них приступ Безумия.

      Из-за своей разобщенности Бруджа имеет слабое влияние в Камарилла, но они часто переходят на сторону мятежников, нападая на ненавистных им старейшин. Даже "дрессированные" Бруджа постоянно беспокоят старейшин и князей своим непочтительным поведением и бунтарством. Несмотря на свою непокорность, Бруджа считаются лучшими бойцами, потому что являются, пожалуй, наиболее опасными противниками в непосредственном поединке. Бруджа печально известны своим вспыльчивым нравом и в гневе близки к самоубийству.

      Их старшие - философы и преподаватели, сведущие в дебатах и красноречии. Их юность часто неистово идеалистическая.

      Несмотря на разобщенность, при большой необходимости они будут помогать друг другу в независимости от старых трений или вражды. Все остальные Бруджа непременно откликнутся на зов о помощи одного из них, но собравшиеся впадут в гнев, если зов, по их мнению, окажется напрасным.

      Прозвище: Фанатики. (Сброд - совр.)

      Внешность: по большей части Бруджа отличаются хорошим телосложением и гордой осанкой. Они предпочитают давать становление тем, чьи тела и умы близки к совершенству, но со временем были вынуждены снизить требования. Бруджа сохраняют сильную связь со смертными, и новички предпочитают одеваться так, как они одевались при жизни (или хотя бы выглядеть так, как выглядят люди вокруг).

      Убежище: Бруджа живут там, где захотят; многие предпочитают держаться поближе к людям. Часто они сохраняют за собой свои «смертные» владения (если такие были); в городе два Бруджа могут жить в одном помещении.

      Происхождение: Бруджа ищут мыслителей и тех, кто недоволен обществом. Ремесленник, пусть даже необразованный, может получить Становление, если он может хорошо выражать свои мысли. Смертные кандидаты в вампиры оцениваются по способности мыслить и планировать, а не только по умению махать мечом. Бруджа стремятся к равенству и избирают тех, кого считают нужным, и не важно, будет новообращенный мужчиной или женщиной, сервом или дворянином.
      В клан обычно вступают военные и ученые, но по происхождению Бруджа может быть кем угодно. Сейчас вся власть Бруджа сосредоточена в Испании, поэтому многие новообращенные являются уроженцами этой страны. Важным условием для Становления является желание новичка изменить что-то в окружающем мире.

      Слабости: как бы они не отрицали это, но из всех кланов Бруджа сильнее всего подвержены впадению в безумие. Большинство из них стыдится этого недостатка своей крови, часто они начинают относиться враждебно к собеседнику, затронувшему тему безумия. Сложность бросков на безумие у Бруджа всегда на две единицы выше, чем у остальных кланов.

      Организация: обычно Бруджа заняты своими собственными делами, но в случае необ-ходимости могут рассчитывать на помощь собратьев. Время от времени Бруджа определенной местности собираются на совет, чтобы обсудить текущие события и попытаться решить, что делать дальше. Эти советы редко заканчиваются принятием определенных решений, но приносят новые заверения в верности и дружбе.

      Цитата: Дурачье! В мире столько удивительного, надо только пошире открыть глаза! Если вы будете с нами, мы сможем изменить мир! Проснитесь, пока не умерли!

      Стереотипы:

      Ассамиты: Вентру – наш общий враг, но больше нас ничего не объединяет.

      Каппадокийцы: ненормальные лжецы. Пусть себе копаются в своих могилах.

      Последователи Сета: там, где строим, они разрушают. Они – наши враги.

      Гангрел: в их груди пылает огонь Зверя, но они даже не пытаются побороть его. Если бы они были более цивилизованными, мы могли бы стать союзниками.

      Ласомбра: презренные хитрецы и кукловоды. Первые шаги к справедливому обществу будут сделаны по трупам Ласомбра.

      Малкавиан: горе потомкам Малкава, ибо они – раздробленный клан. Смотрите на них и учитесь помогать своим собратьям, иначе мы впадем в хаос еще глубже, чем они.

      Носферату: они прокляты, но у них острый слух. Не стоит пренебрегать ими.

      Равнос: они презирают истину и бегут от нее.

      Тореадор: мы, как и они, ценим искусство и совершенство. Но их нежелание сражаться за свои идеалы погубило их, как погубит и нас, если мы станем полагаться на Тореадор.

      Тремер: нельзя верить этим лжецам. Они убили Саулота из любви к власти, и убьют вас по той же причине.

      Тзимицу: находясь рядом с ними, соблюдай осторожность. Закроешь оба глаза - про-снешься вовсе без глаз.

      Вентру: они ненавидят нас со времен Карфагена. Со времен Карфагена мы ненавидим их.

      Ваали: все, что я ценю, Ваали хотят уничтожить. Да падут они в бездну, в которую так стремятся.
      только вот для некоторых классов руки должны быть прямее, чем для других... (с) CuHOnTuK

      Комментарий


      • #4
        Второе описание хотел выложить по другому очень известному клану, но, раз уж зашел вопрос про анлогии кланов VtM и ТГ, то это описание будет посвящену клану-прототипу Робене

        Ласомбра (Lasombra)

        Элегантные, хищные Ласомбра искренне считают себя лучшими из всех Каинитов. Они твердо верят в Божественное Право и привилегии сильного и относятся к остальным вампирам (которые, разумеется, не по своей вине занимают приниженное положение) с жалостью, хотя и не склонны терпеть все их выходки. Персонаж Ласомбра – это причудливая смесь noblesse oblige и здоровой доли презрения. Они всегда пытаются заполучить власть в свои руки - в часовнях монастырей и коридорах дворцов, - но при этом им не нужны титулы слава, сопутствующие власти. Ласомбра не гонятся за властью ради самой власти, они стремятся перехватить бразды правления только потому, что уверены, что справятся с этой работой лучше остальных. Внешние проявления власти не важны; важно, что решения будет принимать тот, кто умеет это делать. Можно сказать, что большинство Ласомбра предпочтут прозвание «делателя королей» самому королевскому титулу.
        Рука об руку с этим стремлением быть последней инстанцией при принятии всех решений идет здоровое презрение к тем, кто уступает Ласомбра по интеллекту, физической форме и происхождению. В эту категорию попадает все остальное сообщество вампиров, и хотя к части кланов Ласомбра питают некоторое уважение, равными себе они не признают никого. Ласомбра будет работать с членами других кланов и даже, возможно, будет называть их своими друзьями, но при этом ему и в голову не придет считать их ровней.
        К сожалению, есть и такие Ласомбра, чья любовь к политическим играм заставила их позабыть обо всем, кроме самих игр. Эти искусные манипуляторы считают Европу своеобразной шахматной доской, на которой они и их противники ведут игру; падение королевств представляет для них лишь абстрактный интерес. Именно таких Ласомбра больше всего опасаются остальные вампиры; именно их интересы и таланты приписывают всему клану.

        Многие традиции Ласомбра заставят чужака содрогнуться. Ласомбра отдают предпочтение принятым при королевских дворах забавам, понимая их в своей особой, «благородной» манере. Излюбленным занятием является охота; кто-то охотится за дичью, кто-то – за людьми, а самые отчаянные Судьи даже пытаются охотиться на Люпинов. Некоторым нравятся «живые шахматы», в которых роль фигур исполняют люди. Судьба поверженной «фигуры» зависит только и исключительно от прихоти Ласомбра.
        Еще больше тревог у Каинитов вызывает отношение Ласомбра к диаблери. Если Ласомбра, перед лицом двора и старейшин, сможет доказать, что тот или иной старейшина недостоин править, он получает право на кровь этого старейшины. Сам «обвиняемый» вовсе не обязательно участвует в такого рода «слушаниях» и даже может не знать, что его компетентность вызывает сомнения. Если же двор решит, что претензии «истца» необоснованны, они могут быть отвергнуты без долгих обсуждений, при этом двор может сообщить заинтересо-ванному старейшине о возводимых на него обвинениях. Все зависит от того, какой вариант развития игры будет признан наилучшим…

        Предполагается, что истоки клана Ласобра - в Средиземноморье, где много тысяч лет назад родился, а затем и был обращен основатель клана. С тех пор его темное потомство распространилось, заселив близлежащие земли и острова, в том числе Италию, Северную Африку и Византию. Центр их темных владений – Casteld’Ombro, (Замок Теней), расположенный на Сицилии, где, по слухам, и пребывает Старейшина клана.

        Основатель клана жил в первом городе, но не занимал там ключевых позиций. После его гибели он предпочел путешествовать по морю. Позднее он создал союз «народов моря», как называли их Египтяне. Этот союз ураганом пронесся по прибрежным странам, разгромил хеттов, дважды покорял Египет, нанося огромный урон тамошним Сеттитам.
        Члены союза поклонялись основателю клана как своему богу-покровителю. Они называли его Laza Omri Baras, бог реки Тьмы Самые достойные из них получали становление.
        Спустя некоторое время невиданное по мощи извержение вулкана, вызванное естественными или мистическими причинами, разрушил остров, где жил Патриарх.
        После этого он ушел, что бы путешествовать в темных глубинах моря.
        периодически он вновь появлялся в различных прибрежных странах, давая становление своим избранникам. Его потомки широко распространились по морю, продолжая руководить пиратами, которые были бичом античных морей.
        Только римский полководец Помпей, используя огромные силы Рима, смог одновременно уничтожить все базы пиратов на Средиземном море.
        Те из них, кто сдались, были поселены вдали от моря. Таким образом постепенно часть Ласомбра приспособились к новой жизни.
        Они не занимали ведущих позиций в Римской империи. Но, как утверждают историки клана, они с самого начала покровительствовали небольшой еврейской секте, которая позднее дала начало христианству. Так это или нет, неизвестно, но Ласомбра действительно занимали и занимают очень серьезные позиции среди духовенства, а также часто выступают как организаторы и покровители различных ересей и культов.
        Когда в эпоху заката Римской Империи Вентру попытались закрепиться среди духовенства, Лсомбра сумели не допустить этого.
        Когда Рим пал, в отличие от многих других каинитов, особенно из высших кланов, перебравшихся в Византию, Ласомбра почти полностью остались в западной Римской империи, опираясь на свои связи в Церкви.
        Также в период Римской империи возникли the Amici Noctis, Друзья Ночи, как они себя называли.
        Это была группа могущественных Ласомбра, которые, по воле патриарха, или просто с его молчаливого согласия, начали наводить минимальный порядок среди членов клана. Они стали органом, который решал споры между членами клана, разбирал их претензии и выносил приговоры оступившимся. Они также давали разрешение на Диаблери, когда считали, что это усилит влияние клана.
        Но в ночи темных веков судьбы клана решают не только Друзья Ночи.
        На острове Сицилия, в Замке теней (Castel d’Ombr) находиться сам Патриарх клана. Большую часть времени он проводит в торпоре. Но пока он спит, делами управляют двое его потомков, Монтано (Montano) и Гратиано (Gratiano).
        Монтано получил становление еще до рождения Иисуса. Он авторитетный и признанный помощник прародителя.
        Пока он в торпоре, Монтано вершит суд и решает все вопросы, связанные с управлением клана, что вызывает недовольство Друзей Ночи. Поэтому Монтано запретил друзьям Ночи появляться на острове под страхом Окончательной Смерти.
        Тем не менее, кроме защиты своего Сира, мало что интересует Монтано и он имеет намного меньше власти, чем мог бы.
        Второй потомок Ласомбра молодой епископ Гратиано. Представитель влиятельного семейства из Вероны, он с детства имел большие амбиции и высокомерие. Он быстро добился успеха. Следуя традициям своей семьи, тесно связанной с церковью, он принял постриг и получил сан епископа. В то время шла борьба между римской папой и поддерживающими его богатыми городами Италии и Священной Римской империей германской нации, стремившейся подчинить папство и Италию своему влиянию.
        Гратиано активно участвовал в этой борьбе, которая включала в себя как вооруженные столкновения, так и дипломатические переговоры и интриги.
        Но постепенно его все больше привлекали обычаи империи, где дворяне подобные Гратиано считались солью земли, а не обычными богатыми людьми, как в Италии. В конечном счете он предал своих земляков в обмен на высокий пост и влияние в Германии.
        Но когда он вернулся домой, его родственники, на чью поддержку он рассчитывал, сами арестовали его.
        Его действия привлекли внимание патриарха Ласомбра, и он проник в его камеры и предложил ему становление.
        К его удивлению Гратиано отказался, будучи уверенным, что сумеет выбраться из тюрьмы.
        Позднее он все таки принял предложение Ласомбра. Это произошло меньше ста лет тому назад.
        Многие были удивлены выбором Гратиано и той ролью, которую он играет, но никто не посмел открыто выразить Патриарху свое недовольство.
        Как бы то ни было, молодой Гратиано принимает активнейшее участие в политике Италии. Его целью является объединение Италии в единое государство. И хотя он понимает невозможность открытого контроля, но никто не может запретить ему занять положение теневого лидера в этой Италии.
        Активная и решительная позиция Гратиано резко противоречит осторожному нейтралитету традиционалиста Монтано и дает ему многочисленных сторонников среди молодых членов клана. Но эта же позиция обеспечивает ему (и его сторонникам) не менее многочисленных противников.
        Разногласия между «братьями» давно уже стали фактом, но об открытых столкновениях речь не идет. Как и во многих других сферах, все ограничивается интригами и стычками между сторонниками «братьев».
        Намерения самого патриарха являются одной из излюбленных тем для бесплодных дискуссий среди сородичей, но практически никому неизвестны.


        Типичной ситуация для политики клана является на Иберийском полуострове(нынешние Испания и Португалия).
        Значительную часть полуострова до сих пор занимают мусульмане (мавры).
        Следуя расколу смертных, местные Ласомбра, которые безусловно являются здесь самым могущественным кланом, также разделились на сторонников христиан и мусульман.
        Друзья Ночи приняли решения поддерживать христиан, но тем не менее раскол среди Ласомбра продолжается.
        Оба влиятельнейших лидера каинитов полуострова – Бадр, ночной султан Гранады, и Ринальдо де Рубио, принц Кампостела, являются членами клана и активно воюют между собой.
        При этом Бадр поддерживает очень тесный союз с Ассамитами.

        В целом Ласомбра славятся своими хитроумными интригами и маневрами.
        Обычно они добиваются влияния, действуя через церковь или через дворянства.
        Многие священники высоких рангов находятся под влиянием или контролем этого клана. Не стоит забывать что церковь обладает огромным влиянием в средневековье.
        Те магистры, кто не располагает серьезными позициями в церкви часто выступает в качестве советников при влиятельных каинитах.

        Поскольку большинство Ласомбра заняты в первую очередь своими интригами, то, несмотря на очень серьезные позиции на Иберийском полуострове, Италии и некоторых регионах Северной Африки, клан в целом не является серьезным конкурентом Вентру или Тореадор.
        Слишком много времени они уделяют борьбе между собой.

        Ласомбра увлечены играми во власть, и это создало им множество врагов. Их вмешательство в деятельность Папы привлекло внимание некоторых смертных церковников, которые поспешили начать расследование. Наиболее проницательные колдуны и маги воспротивились попыткам Ласомбра подчинить их своей власти. Слухи об их сделках с демонами породили в душах Каинитов сомнения и недоверие и привлекли к клану внимание Ваали. Ласомбра пришлось столкнуться и с интересом со стороны Малкавиан и Равнос, и этот интерес их встревожил.
        Хуже всего к Ласомбра относятся Бруджа и Вентру, и клан тратит немало времени, пытаясь разрушить все их замыслы. А после проникновения на Иберийский полуостров Ассамитов Ласомбра всерьез обеспокоились безопасностью своих кастильских укреплений.

        Одна из основных особенностей характера Ласобра заключается в их неутолимой жажде власти, во всем множестве ее бессчетных проявлений. Ласомбра пытаются распространить свое влияние всюду, где только возможно - от уединенных монастырей и до величественных замков. Однако, согласно верованиям клана, подобные амбиции не что иное, как внешнее проявление их духовной борьбы. Ласомбра утверждают, что это их проклятие, подобное бесконечному пути в свою собственную Бездну, и что им приходится все время противостоять тьме, что заключена в них. Это проклятие дало Ласомбра интуитивное понимание того, что их не-жизнь – это нечто большее, нежели просто мрачное бытие, и многие добиваются превосходства в этом извечном противоречии путем переосмысления божественного. Духовные искания направили многих Ласомбра в лоно Церкви – величайшего источника силы и власти средневекового мира. По сути, вся католическая церковь, от смиренных прихожан до высшего духовенства, была пронизана интригами клана и кишела его многочисленными смертными агентами. Многие каиниты шепчутся, что клан в ответе за распространение христианства.
        Ласомбра принимали участие в делах Церкви с момента её зарождения, и некоторые Сородичи шепчутся, что клан содействовал распространению христианской веры. Однако в нынешние ночи Ласомбра отвернулись от этой священной организации. Разумеется, существуют и исключения, но по большей части клан Ласомбра презрительно относится к идее спасения. По сути, Ласомбра принесли в Шабаш множество обрядов и ритуалов Церкви, исказив их в насмешку над христианской доктриной. Ласомбра предписали множество высоких и низких ритуалов секты, чтобы вампиры Шабаша никогда не забывали, кем и чем они являются.
        Ласомбра более всего известны своей Дисциплиной «Власть над Тенью», с помощью которой они призывают материальную «живую» тьму, управляя ею по своему желанию. Согласно учениям клана, эта «тьма» в сущности является тем, из чего состоит душа вампира, одновременно усиленная и испорченная Обращением. Посредством Проклятия Каина, полагают некоторые Ласомбра, Господь отверг их, и поэтому их новой обязанностью является построить на Земле новый мировой порядок с помощью Шабаша. Более научно настроенные Ласомбра высмеивают это суеверие, но даже они склонны верить, что, будучи вампирами, они являются новой и более развитой ветвью разумной жизни, к которой не относятся жалкие человеческие устремления и моральные устои.
        Естественно, что подобные безнравственные воззрения распространены в клане не повсеместно, но многие новообращённые шабашевские Ласомбра всерьёз наслаждаются беспричинными разрушениями и низменной развращённостью, допускаемыми подобной философией. По разительному контрасту, некоторые старшие Ласомбра по-прежнему поддерживают связи с Церковью, хотя даже они, похоже, считают себя «орудиями Дьявола». Две эти группы безусловно сходятся во взглядах по одному вопросу: представители клана Ласомбра, сами будучи превосходными манипуляторами, безоговорочно отказываются подчиняться отставшим от жизни капризам Патриархов. Они доблестно сражаются в Джихаде, но, в отличие от многих Сородичей, твёрдо уверены, что могут победить.

        Прозвище: Хранители, Судьи.

        Внешность: Практически все старые Ласомбра родом из благородных семей итальянского или испанского происхождения. Они изящны, обходительны и любезны, кожа их имеет смуглый или оливковый оттенок. Почти все Ласомбра довольно привлекательны и наделены аристократическими манерами. Одеваться они предпочитают изысканно. Многие из них сохраняют легкий загар, появившийся в те дни, когда они, тогда еще люди, жили под ярким южным солнцем. Чтобы подчеркнуть свое превосходство, те их них, кто не принадлежит к орденам и не обязан носить орденские мантии, облачаются в тонкие шелка и богатые одеяния.

        Убежище: многие члены клана обитают в поместьях и отелях, расположенных на их родовых землях. Другие ищут прибежища в похожих на крепости монастырях Испании и Италии. Где бы Ласомбра не поселился, он быстро приобретает влияние на местную власть и на Церковь. Это влияние, достаточно крупные состояния и тщательно отобранные слуги защищают Ласомбра от внешних угроз. Мало кого из Ласомбра можно загнать в угол, и даже в безвыходной ситуации он будет опасен.

        Происхождение: практически все Ласомбра при жизни принадлежали к благородным итальянским, испанским и мавританским семьям. Они прекрасно знакомы с искусством ведения войны и придворной жизнью, хотя многие из них при жизни были служителями Церкви. Простолюдин может стать Ласомбра, но такие случаи можно пересчитать по пальцам.
        Новообращенные Ласомбра могут происходить из любых народов, однако Ласомбра - подобно Вентру - предпочитают обращать представителей высших слоев общества.

        Слабости: Ласомбра не видны в зеркалах или других отражающих поверхностях - таких как вода, стекло, или ртуть. Их изображения не появляются на фотографиях и кинопленке. Кроме того, Ласомбра, как порождения тьмы и тени, получают больше повреждений от воздействия солнечных лучей.

        Организация: Можно сказать, что у Ласомбра двухуровневая организация. Их первая, более явная иерархи повторяет устройство Церкви. Каждый член клана полностью подчиняется руководителям. Но на самом деле положение в клане зависит от личных умений и влиятельности, и нередко случается так, что простой «епископ» пользуется большим уважением и почтением, чем «понтифик» Ласомбра. Хотя каждый Ласомбра прекрасно знает свое место в этой огромной паутине, все они продолжают строить заговоры и плести интриги, стараясь добиться более высокого положения.
        Старейшины контролируют молодежь посредством обмана, шантажа, обещаний и дезинформации. Одаренные юнцы порою приобретают влияние на старейшин (а кое-кто из них искренне верит, что приобрел такое влияние, хотя на самом деле всеми его поступками управляет его «сторонник»).

        Цитата: "Тени? Ха! Я молюсь самой Тьме, а не каким-то там теням! Скажи-ка, а может ли тень вот это?"

        Стереотипы:

        Ассамиты: ярость, сдерживаемая честью. Ассамиты достойны уважения и даже страха. Пусть будут крепки сдерживающие узы, ибо если в один день Ассамиты сбросят их, тебе не поздоровится.

        Бруджа: Бруджа похожи на арабского жеребца со сломанной ногой; некогда великие и слишком гордые, чтобы признать свое падение.

        Каппадокийцы: может быть, когда-нибудь эти несносные ученые и откроют великую тайну или найдут философский камень, и в ту ночь они станут опасны. А наступит та ночь, скорее всего, через неделю после труб Страшного суда.

        Последователи Сета: они цепляются за давно устаревшие ритуалы и древнее язычество и не хотят признавать, что принадлежат к давнему прошлому. Даже Бруджа лучше понимают современный мир.

        Гангрел: пусть их бродят по лесам в компании столь любимых ими волков. Если нам повезет, оборотни уничтожат этих животных и тем самым сберегут нам силы.

        Малкавиан: тот, кто видит бешеную собаку, убивает ее, иначе она может вцепиться в ногу. С Малкавианами нужно придерживаться тех же принципов.

        Носферату: они выползают из чумных ям, чтобы заразить наших жертв лихорадкой и измазать их нечистотами. Да будут запечатаны могилы, и да будут запечатаны они в могилах.

        Равнос: эти бродяги забавны, пока показывают свои фокусы на ком-нибудь другом, совсем не так забавны, когда избирают своей мишенью тебя. Лучше держаться от них подальше.

        Тореадор: при любом мало-мальски приличном дворе есть хотя бы один Тореадор. Разумеется, при каждом мало-мальски приличном дворе есть карлик и безмозглый шут, так что еще один чудак не играет никакой роли.

        Тремер: колдуны полны амбиций, и это вызывает некоторое беспокойство. Нам еще много лет назад надо было показать Тремеру и его напыщенному потомству, как красив рассвет.

        Тзимицу: из-за них наш род называют чудовищами. Разве нельзя править, не уничтожая владений других?

        Вентру: жалкие князья и самопровозглашенные лорды, они – лишь слабая тень истинного величия. Пусть себе сидят на тронах, мы же будем стоять в тени.

        Ваали: их порочность проявляется не в их гнусных ритуалах, но в том, что они хотят вызвать для себя хозяев-демонов. Какой Каинит, находясь в здравом уме, будет стремиться к положению раба?
        только вот для некоторых классов руки должны быть прямее, чем для других... (с) CuHOnTuK

        Комментарий


        • #5
          Очень хотел написать третье описание клана Тремров. но понял, что нельзя говорить о них, не рассказав про их "предшественников". Итак, клан Целителей,...

          Салюбри (Salubri)

          Из всех каинитов, Салюбри, возможно, имеют самую несчастливую судьбу, если про вампиров вообще можноо сказать "счастлив"... Сейчас на них охотятся везде, где они появляются, изгоняют из вампирского общества и оскорбляют, преподнося их как монстров среди монстров.

          По правде говоря, Салюбри - клан целителей и пацифистов. Изначально они не были целителями - патриарх клана, получил эту способность в результате просвещения во время путешествий по востоку. Через эти методы, Салюбри обнаружили способы лечить и восстанавливать как плоть так и дух. Развитие такого знания, как полагают, ведет к развитию третьего глаза во лбу у каждого из Салубри, который большинство из них старается скрыть.

          Саулот – Патриарх Салюбри – считается первым вампиром достигшим Голконды. Осознав это, он вернулся из своих странствий по Азии. На его лбу открылся третий глаз, и он приобрел способности непостижимые для вампира.
          В течении нескольких последующих тысячелетий Саулот проповедовал знания о Голконде среди Братства. Он приложил свои руки к созданию Карфагена и объединению Инконню, хотя так и не присоединился к этой секте.
          За это время Саулот дал Становление очень немногим, и все они последовали за ним по его пути искупления. Говорят, что он создал последнего вампира во времена правления Калигулы и после этого пропал из поля зрения Братства и смертных. До начала эры Средневековья о нем не было никаких вестей, пока орден магов (Тремеры) не обнаружил его, пребывающим в торпоре. Салюбри говорят, что основатель ордена выпил кровь их Патриарха, уничтожив его таким образом. Они также говорят, что Саулот не стал сопротивляться. После этого орден стал методически искать и уничтожать остальных Салюбри.

          Но, конечно, им не удалось уничтожить всех. Старейших из них было легко уничтожить, однако те, кто был создан после того, как Саулот достиг Голконды, обнаружили в себе способности противостоять магии ордена. Тремеры чтобы настроить весь мир против Салюбри, охотясь на них, терроризируя их, заставляя их использовать свои способности к лечению в великом страхе перед разоблачением и уничтожением.

          Однако эти гонения сделали Салюбри только сильнее. Теперь их Сиры учат свое потомство не только путям Линии, но и выживанию в мире. Они также готовят новообращенных к Пути Голконды и после этого убивают себя, приказывая новообращенному выпить всю их кровь.
          Салюбри верят, что дух вампира обречен на муки и не может найти успокоения кроме, как в достижении Голконды. Они считают, что любой вампир или смертный, не достигший перед смертью Голконды, обречен на вечные страдания (привидения – духи умерших – ограничены в своих возможностях и могут быть вызваны на службу другим смертным или нежитью). И Голконда является единственным спасением от такого существования и дает истинную свободу.
          Салюбри считают своим долгом учить других тому, во что они верят, не считаясь с опасностью этого. Они не могут представить, что кто-то может хотеть существование в вечной боли, поэтому не представляю, что многим вампирам их учение может не нравиться. Возможно, это одна из причин ненависти к ним.
          Эти вампиры находят Путь Голконды легким для принятия, но даже для них он не прост. Сиры Салюбри часто прячут ключи для постижения Пути в книгах, людях или местах, чтобы вампиры могли их найти. Когда Салюбри достигает Галконды, он освобождается от своего внутреннего Зверя и его существование во многом облегчается. Кроме того освобождение от Зверя дает вампиру доступ к силам, недоступным ранее. Сиры Салюбри с помощью провидческих способностей Прорицания предсказывают судьбу своего потомства и помогают им встать на Путь Голконды.

          Только восемь Салюбри существуют в настоящее время (однако продолжают всплывать упорные слухи о могущественных Сородичах, прибывающих с Востока, несущих на себе третий глаз Саулота), но только семь из них относят себя к истинным Салюбри. Они, после достижения Голконды, кнаходят того кто займет его место. Почти никто из них не выживает больше нескольких веков, т.к. Салюбри рассматривают существование вампира агонией. Эти вампиры иногда обычно ничем не отличаются от людей, пока кто-то из смертных не замечает, что у них есть третий глаз.

          Восьмой салюбри не является целителем. Вообще все остатки клана Салюбри разделились на две "касты"; воины и целители. В Темные Века, воины были изничтожены чисткой крови Тремаров и о них уже все забыли... но....
          В недавние времена, Салюбри по имени Адонай присоединился к Саббат и демонстрирует невероятные военные навыки и умения. Салюбри-отступников также называют "Фурии".
          Основной целью "Фурий" является месть Тремерам.


          Прозвище: Душепийцы или Циклопы ( есть упоминания, что до клеветы Тремеров прозвищами клана были Единороги и Светочи (Luminaries)).

          Внешность: У Салюбри нет никакого универсального образа — их так мало и они выбирают потомков настолько индивидуально, что не может быть никаких обобщений. Дети, старики, люди среднего возраста и молодые — все они в то или иное время присутствовали в рядах Салюбри, и происходили из любых слоёв общества.

          Однако у Салюбри имеется одна общая физическая особенность. У всех Салюбри появляется в центре лба третий глаз к тому моменту, когда они осваивают второй уровень Обеах. Этот третий глаз, который такого же цвета, что и обычные их глаза, открывается во время использования способностей Обеах второго уровня или выше. Когда глаз закрыт, он едва заметен, глазная щель кажется не более, чем тонким шрамом. Назначение и происхождение этого глаза неизвестны, но большинство Сородичей, которые вообще знакомы с Салюбри, полагают, что он дарует Циклопам «способность узреть незримое» или адские видения. Сородичи-Салюбри часто маскируют свой третий глаз с помощью цыганских платков или шляп с широкими полями, или за длинными чёлками.

          Убежище: Когда Салюбри основывают постоянные убежища, они обычно делают это вдали от владений других Сородичей. Салюбри устраивают свои убежища в пустынной местности, вдали от чужих недоброжелательных глаз, и обычно заводят мало материального имущества (чтобы проще было путешествовать налегке).

          Происхождение: Салюбри предпочитают Обращать индивидуумов с высокой Человечностью: целителей, святых, филантропов, защитников окружающей среды и т.д.

          Слабости: Салюбри могут пить кровь лишь тех лиц, кто даёт им её добровольно. Иначе она просто им ничего не даст и даже не утолит жажду. Поэтому большинство из Салюбри практикуют стиль охоты Песочного человека или Казановы. В дополнении к этому персонаж должен постоянно добиваться Голконды, и любые отклонения от этого Пути приводят к потере Сознательности. Достигнув Голконды вампир обучает наследника и заканчивает свое существование.

          Организация: В этой Линии крови нет никакой организации, за исключением редких контактов между членами, но каждый сделает все возможное, чтобы помочь другому члену Линии. Эта чрезвычайная лояльность позволила Салюбри выжить в гонениях Треми. Все ныне существующие Салюбри 8-го Поколения, считается, что все их старейшины уничтожены много столетий назад. Однако есть слухи что некоторые из них появляются время от времени в различных местах.

          Цитата: Ничто не может иметь большего значения, чем освобождение души. Не только твоей души или моей, а души каждого на Земле.

          Стереотипы:

          Саббат: Эти убийцы не скрывают своей натуры подобно членам Камарилла, но это не делает их лучше. Они слепы и в своей слепоте уничтожают самое ценное – свои души.

          Камарилла: Эти жалкие пешки Треми понятия не имеют, сколько вреда они приносят миру и себе. Они хотят жить жизнью зла, но не понимают, что это на самом деле означает.

          Инконню: Многие из этих могущественных старейшин знают правду о нас и помогают нам. Многие, но не все.
          только вот для некоторых классов руки должны быть прямее, чем для других... (с) CuHOnTuK

          Комментарий


          • #6
            В описании клана Салюбри используется два не самых частых термина - некая Голконда, которой достиг Саулот и к чему стремится каждый "Целитель"и некая организация/секта - Инконню.
            Объясню оба понялия, но первым:

            Голконда

            Для большинства вампиров, быть вампиром - значит быть вечно проклятым. Много легенд говорят о вампиризме не как о проклятии только Каина, но и самого Дьявола. Стать вампиром значит быть навсегда покинутым Богом или человеком, так что ужас нежизни ведет, в конце концов, к загробной жизни в Аду. Даже те вампиры, которые презирают эти "суеверия" тем не менее, видят длящийся веками ад в их Звере, их Жажде и простой скуке, которая приходит со столетиями существования.

            Неудивительно поэтому, что некоторые вампиры говорят о состоянии бытия, в котором они смогут побороть их вечный голод и гнев. Считается, что вампиры, которые достигают этого состояния, называемого "Голконда", могут контролировать Зверя до такой степени, что он больше не управляет их действиями. Хотя они всё ещё должны потр****ть кровь, вампиры в Голконде нуждаются в гораздо меньшем её количестве, чем их голодные собратья. Более того, они способны подавить своего Зверя до такой степени, что они могут никогда не бояться потерять контроль над ним. Они больше не "правильные" вампиры, но полностью другая, более высокая раса.

            Ходят слухи, что Голконда известна только нескольким из Собратьев, и они больше не участвуют в Джихаде и не участвуют в общественных делах других вампиров. Они живут в диких местах и едины с животными в полях и птицами в небе. Даже оборотни оставляют достигших Голконды в покое, поскольку они не Прокляты, но Освящены. Вампиры в Голконде иногда появляются в больших обществах Братства, ища учеников, которых они могут вести по Пути к Голконде, но появляются они только тайно, поскольку Джихад вызывает у них недовольство, и они не хотят связываться с ним. Несколько историй говорят, что один из Патриархов нашел путь к Голконде, и что он хочет привести других Проклятых к Голконде и разбить планы своих противников. По правде говоря, никто не может или не хочет сказать, правда, всё это или нет.

            В Камарилье Голконда рассматривается как приятная, причудливая, но, в конечном счете - сказка; аллегория для поддержания Человечности, но ничего больше. Некоторые из Инконню, как считают, владеют тайнами Голконды, и активно помогают в её достижении, но опять-таки, об этих отшельниках итак ходит много слухов. Шабаш наоборот, презирает Голконду и ищущих её, как недостойных истинных вампиров. "Волки", - говорят они, - "не должны стараться подражать овцам".

            Поиски Голконды означают не только поиски скрытых знаний, но также и поиск вампиром правды в самом себе. Известно, что вампиры, которые хотят достигнуть Голконды, должны чувствовать - и показывать - раскаяние. Чем больше грехи вампира, тем больше необходимая епитимья. Вампиры, желающие обрести Голконду, должны разыскивать семейства своих старых жертв и как-то компенсировать свои злодеяния, защищать слабых и пытаться сделать Мир Тьмы лучше. Это неизбежно влечет за собой поддержание Человечности, а также расход Силы воли на то, чтобы совершать добрые дела (и избегать злых) насколько это возможно. Вампиры, на этом высоком пути, должны избегать власти, неразборчивого питания и игр Джихада.

            Кульминация наступает, когда достойный вампир подвергается ритуалу называемому Прозрение. Иногда его проводит через ритуал другой вампир, уже достигший Голконды; иногда - его наставник; а иногда вампир путешествует в дикой местности и проходит Прозрение самостоятельно. Точные эффекты ритуала неизвестны, но они включают в себя рискованное путешествие в мир мечтаний и, в конечном счете, в собственную душу вампира. Это чрезвычайно трудно, и многие вампиры не в состоянии пройти через это без физических или моральных травм. Тем не менее, другие проходят Прозрение без потерь, но навсегда теряют возможность обрести Голконду. Второго шанса нет, и не будет, так что, возможно, эти вампиры ожесточатся на всех и вся.

            Если вампир действительно обретает это легендарное состояние, эффект просто чудесный. Главный эффект - полный иммунитет к Безумию и Пирофобии. Вампир никогда больше не будет совершать злые действия под влиянием Зверя. Хотя вампир и в Голконде должен пить кровь, никогда больше не должен он бояться неосторожно взять слишком много её у своей жертвы.

            Вампир в Голконде должен поддерживать твердые стандарты физической и умственной чистоты. Иначе он теряет все выгоды от Голконды.


            описание Голконды взято с даркстронгхолд,
            т.к. самому было так лень печатать:и глазки
            уже болят и пальчики... Не судите строго.
            только вот для некоторых классов руки должны быть прямее, чем для других... (с) CuHOnTuK

            Комментарий


            • #7
              А вот теперь про секту...

              Инконню (Inconnu)

              Инконню, как они стали звать себя позже, были первоначально коалицией Вентру, Ласомбра, Малкавиан и нескольких Истинных Бруха, которые контролировали различные фракции Древнего Рима. Не смотря на то, что большую часть своего времени они поводили в ссорах друг с другом, они были способны объединиться, представляя собой очень серьезную для того времени силу. С тайной помощью этих, обладающих тысячелетним опытом, стратегов и политиков Рим приобрел свое неоспоримое превосходство в Средиземноморье. Одно из наиболее важных действий, предпринятых Инконню было разрушение в результате Третьей Пунической войны Карфагена — цитадели клана Бруха. Хотя Инконню прямо и косвенно намекали на то, что Бруха в Карфагене вошли в союз с Демонами, и поэтому он должен был быть разрушен и таким образом очищен, истинные причины гибели города, скорее всего, более прозаичны и имеют в своей основе экономические мотивы. Как бы то не было, разрушение Карфагена привело к многовековому противостоянию Инконню и клана Бруха. После окончания Пунических войн многие Тореадор стали селиться в Римской Империи и некоторые из них присоединились к Инконню.

              Только в первом столетии Нашей Эры в рядах Инконню стал заметен серьезный раскол. Прошедшие века скрывают от нас истинную подоплеку событий, но известно, что во время правления императора Августуса Тореадор вместе с несколькими союзниками Малкавиан фактически отстранили Вентру от управления империей. Эта коалиция, получившая значительную власть, просуществовала недолго, но успела за время своего правления предпринять несколько удачных свершений, как, например, захват района на севере, контролируемого Цимисхи Драциа. Долгосрочный конфликт, в конечном счете, привел к уничтожению Римской империи, которая пала под ударами варварских племен, ведомых Вентру и Цимисхи. После падения Рима Вентру реорганизовали секту, но большинство Тореадор, недовольные их возвращением к власти, покинули ее.

              В течение Темных веков, прежние покровители Рима пытались создать новую империю по его образцу, но не очень преуспели в этом. Они поддерживали различные правящие династии, включая французскую линию Меровингов, но именно в Римско-католической Церкви они нашли самое близкое подобие их былой славы. Однако, их планы часто терпели неудачи, так как зачастую за сценой какого-нибудь события находилось несколько манипуляторов, действующих друг против друга, иногда не подозревая об этом. Недоверие друг другу росло, и только смерть Патриарха клана Салюбри Саулота подвигла Инконню вновь объединиться — по крайней мере, многие так думают. Но это только часть правды. Смерть Саулота нанесла серьезный удар установившемуся порядку вещей и стала толчком к сплочению секты. Главным стимулом для этого была общая ненависть к Тремер. Секта предприняла значительные усилия для их уничтожения, но они были затруднены тем, что клан Цимисхи, не пускал Инконню в Восточную Европу, где в основном и бушевали войны с Тремер, а так же тем, что часть членов секты была уверена, что Саулот сам спланировал свою смерть, следовательно не требует отмщения. Кроме того, большинство Инконню были слишком заняты заботами в пределах своих доменов, чтобы нанести Тремер серьезные удары.

              Что действительно привело Инконню к их теперешней организации, так это Великий Мятеж Отступников и Диаблери, которое совершил над Каппадокием Августо Джованни. Выжившие старейшины увидели, как легко все их попытки добиться личной власти и могущества могут сойти на нет. Диаблери, которое раньше было не таким уж и частым явлением, неожиданно стало постоянной угрозой. Инконню стали все больше отказываться от попыток достичь материального благополучия, и все больше стали интересоваться духовными аспектами их существования. Даже наиболее прагматичные из них стали склонятся к мысли, что отказ от Джихада это единственная возможность спасти свое бессмертие.

              Возвышение Августо Джованни также стало причиной для беспокойства. Так же как и Тремер, Джованни стали уничтожать других членов клана, Патриарха которого они убили. Однако Тремер пользовались поддержкой Братства, благодаря своей столетней пропаганде, в которой они дискредитировали своих жертв, придав им демонические черты. Джованни же не получили поддержки от других кланов и из-за этого были вынуждены уничтожать Каппадокийцев собственными силами. Для этого они разработали специальный ритуал, который позволял им обнаруживать членов этого клана на большем расстоянии.

              Все эти события заставили Инконню разработать ритуал, который сделал замок Ханедоар неуязвимым для любого вторжения. Недавно сформированный Совет Двенадцати провозгласил на весь мир новую политику секты. Многие из бывших членов секты, среди них — Митра князь Лондона — не пожелали терять своего положения и влияния в Братстве, но в то же время приглашение было принято некоторыми старейшинами Тореадор и Бруха. Со временем все больше старейшин, уставших от Джихада, присоединялось к секте, пока Инконню не достигли могущества, которым сейчас обладают.

              Никто не может попросить о вступлении в Инконню. Когда приходит время, они сами находят кандидата и предлагают ему войти в секту. Чтобы быть принятым кандидат должен искренне отказаться от участия в Джихаде, быть достаточно могущественным и отказаться от дальнейших попыток манипулирования своими товарищами.

              Близость вампира к Каину — одно из обязательных условий для вступления в секту. Кандидат должен иметь как минимум 6-е Поколение. Если было совершено Диаблери, секта узнает насколько давно это случилось и по каким мотивам — если с момента Диаблери прошло недостаточно времени, наиболее вероятно, что кандидат не будет принят (Диаблери ради вступления в Инконню стразу станет причиной отказа). Хотя возраст тоже принимается во внимание (кандидату должно быть как минимум триста лет), близость к Каину первостепенна.

              Однако эти правила смягчены для тех, кто достиг Голконды. Такие Собратья рассматриваются, как имеющие достаточную зрелость и потенциал, и пользуются глубоким уважением внутри секты. Часто в достижении Голкоды вампир контактирует с кем-то из Инконню, а после секта предлагает ему членство. Все успешно прошедшие Прозрение получают приглашение в секту. Иногда бывают исключения для тех, кто постигает Голконду, практикуя Путь Власти и Внутреннего Голоса, но и в этом случае каждый случай рассматривается индивидуально. Потерпевшие неудачу в достижении Голконды обычно никогда не получают приглашения.

              С кандидатом встречаются двое или трое Инонню, предлагая ему вступить в секту. В случае отказа секта может повторить свое приглашение через сто или двести лет — все это время она продолжает наблюдать за кандидатом. В случае согласия нового члена сопровождают в замок Ханедоар, где он должен принести торжественную клятву перед Советом Двенадцати, в которой он откажется от своей роли в Джихаде, от обязательств верности данных другой секте или его клану, а так же от любых благ, которые может получить вампир вне секты. Лидеры секты способны разрушить любые Узы Крови, которыми может быть связан кандидат, а так же наделят его силой противостоять страху и чарам забвения, которые распространяет замок Ханедоар.

              Имеются очень немного правил, которые Инконню, как ожидается, будет соблюдать, а тех, что предписаны, еще меньше. Члены секты обязаны не принимать участия в Джихаде — это основное правило. Даже незначительные контакты с не-Инконню должны быть краткими и беспристрастными. Инконню также заботятся о выживании Детей Каина. Но это, однако, не означает, что Инконню не может убивать вампиров при самообороне и по другим причинам. Совет Двенадцати рассмотрит каждый такой случай, и если член секты не будет заподозрен в причастии к Джихаду, он будет обладать, презумпцией невиновности. Убийство же товарища по секте, будет расследовано со всей строгостью и виновный будет немедленно уничтожен.

              Собрат может покинуть секту самостоятельно или быть изгнанным по решению Совета Двенадцати. По большей части Совет не вмешивается в дела членов секты и Собрат может несколько столетий считаться Инконню, даже не поддерживая контактов с сектой и не участие в ее делах. Единственной причиной изгнания может стать возвращение Инконню в Джихад или его действия, серьезно повредившие другим членам секты или ее делам.

              Только Совету Двенадцати известен полный список членов секты. Если Инконню хочет встретиться с другим неизвестным или незнакомым ему членом секты он может обратиться к Совету или другому Инконню.

              Стереотипы:

              Ассамиты: Как низко пали эти великие воины! По крайней мере, у нас есть хоть одна причина, чтобы поблагодарить Тремер.

              Бруха: Пунические Войны были нашей «ошибкой молодости», но мы все-таки не должны забывать, почему мы это сделали. Нам следует обращаться с ними беспристрастно, но твердо.

              Последователи Сета: Являются ли они все еще орудием их основателя? Неважно. Избегайте их, или убивайте.

              Гангрел: Они — наши молодые братья, и мы должны относится к ним подобающе.

              Джованни: Они стараются изолироваться от нас, как только могут — возможно, за этим кроется что-то серьезное.

              Ласомбра: Они благородны, не смотря на их пренебрежительное отношение к смертным. Связь с мятежниками и Шабашом была их ошибкой.

              Малкавиан: Слушайте все, что они говорят, но верьте только немногому из этого.

              Носферату: Один из самых мудрых кланов. Их внутренняя борьба приносит огорчение, хотя если бы мы становились на чью-то сторону, мы бы выступили против Никтуку.

              Тореадор: На их видение прекрасного легла порочная печать власти, которую этот клан приобрел в Камарилье.

              Тремер: Возможно основа их существования это неизвестные нам планы Саулота. В любом случае, они требуют тщательного наблюдения.

              Цимицу: Эта толпа забыла, кто они. И хотя их ненависть к своим старейшинам в какой-то мере оправдана, то, что они делают, нет.

              Вентру: Так же как и многие они оценивают свое существование по власти и богатству, забывая о своей природе.

              Ваали: Некоторые из нас были уничтожены ими. Если вы встретите их — нападайте первыми, без кол****ий и жалости.

              Гаргульи: Прямое доказательство, как далеко могут зайти Тремер. Они просты, но внушают уважение.

              Каэсиды: Они странны, но все же заслуживают доверия.

              Старый Клан Цимисхи: Они уделяют слишком много внимания своим старым традициям. Очень жаль, что из-за этого они обречены на забвение.

              Салюбри: Относитесь к ним так же, как и к Гангрел, но делайте это более осторожно. Не надо смущать их чрезмерным уважением.

              Самеди: Как они могут существовать? Тщательно следите за ними.


              Для составления использованы
              переводы Игоря Комлева
              только вот для некоторых классов руки должны быть прямее, чем для других... (с) CuHOnTuK

              Комментарий

              Обработка...
              X